20 июля 2017
Наши отпечатки

Мы, как обыватели, не знакомы с методами влияния на людей и на отдельную личность и не владеем ими. Мы думаем, что в рамках семьи или небольшого коллектива мы всё же в состоянии влиять, постоянно путая влияние с приказами и зависимостями. Но, одновременно, мы не знаем о том, как мы сами создаем иллюзии, в которые охотно верим. Мы многого не знаем.

Мы не знаем, что внутри нас постоянно живёт навязанный извне страх. Мы не знаем, что в определённых ситуациях становимся очень и очень внушаемыми. Мы не знаем, откуда у нас такая склонность идти за харизматичными лидерами. Мы не знаем, почему мы ищем избавления от стресса в групповой сплоченности или коллективной вере. Мы не знаем доподлинно, но наслышаны, о технологиях идеологического или сектантского одурманивания личностей или целых корпораций, основанных на приёмах заезжего карточного шулера, таких как блеф, дезинформация или утаивание.

По большому, общественное мнение подобно коллективному нейрологическому отпечатку, который, как и его фото аналог, требует закрепления. Кто был фотолюбителем до эпохи цифровой революции, тот помнит две стадии проявочного процесса – проявление и закрепление. Без фиксации изображение недолговечно. Крайне недолговечно. И если каждому гражданину в состоянии бодрствования постоянно напоминать, что он тот, кем себя считает, то и общественное мнение тоже требует постоянного повторения. Но наше незнание не избавляет нас от всего этого.

Если всё же на секунду представить, что каждый из нас – своего рода нейрогенетический робот, носитель бесконечного множества постоянно закрепляющихся фотографий, то мы все вечные пленники наших представлений, нашей системы ценностей, неких научных парадигм, массовых иллюзий. А что если не наших? Но мы об этом не знаем…

Когда-то Уильям Блейк сказал: «Каждому надо создавать собственную систему видения мира, чтобы не стать рабом чужих систем».У нас должны быть собственные отпечатки окружающего мира, которые стоит закреплять.